Комментарии
Незрячий
Tansin
07.01.2018 в 04:48
супер ​
Арио
29.02.2016 в 15:27
Всеми лапами ставлю "^"! (начинаю ностальгировать по "+") Жду с нетерпением ещё!
Последний танец шамана 
KaraBars
03.10.2016 в 12:11
Мне очень понравилось :)
Рисунок дракона
AquaDragon
18.09.2016 в 21:36
шедевр)
Riz
08.08.2014 в 16:26
Сохранил. Потом на футболку переведу, ибо очень круто.
ВасяДракон
04.08.2014 в 09:57
С каждым разом мне всё больше и больше нравится =)
Почиркушки в обеденный перерыв
AquaDragon
18.09.2016 в 21:27
особенно впечатлил 1 рисунок (:
Fire_dragon
04.09.2014 в 15:33
Красиво, я так не умею Но не расстраиваюсь на этот счет. Ведь здесь есть такие хорошие художники :)
mehanic
03.09.2014 в 23:11
Всё было стабильно до последнего... И 2 странновато..
Дракон Малмалор с сокровищами
AquaDragon
18.09.2016 в 21:16
превосходно получилось)))
лена_Скрилл
14.03.2015 в 22:51
ВасяДракон,  дракон  будет 7 головый? тогда он будет охранять  дом      
лена_Скрилл
14.03.2015 в 20:38
ВасяДракон,     
Настольная игра Дракоша Драги (Dragi Drache)
ВасяДракон
16.08.2018 в 22:01
Ха-ха-ха называние игры конечно говорящее))) да и сама идея научить детей дуть)))Покупай две ​
Владимир Ильин. Шериф
ВасяДракон
16.08.2018 в 21:56
@Fire_dragon а давай если не сложно, я бы почитал. Хотел как-то попробывать, да ценик на оружие отпугнул)) Дорогое вообще увлечение?) Как часто и где бои проходят?)
Fire_dragon
26.10.2017 в 16:17
Если кому-то интересно, могу начинать писать статьи про страйкбол и с чем его едят, ибо сам стал им сильно увлекаться, надеюсь понравится и вам, буду ждать ответа)​
13 анекдотов про драконов 2 часть
владимир_шебзухов
20.03.2018 в 22:40
​Скатерть-самобранкаВладимир Шебзуховчитает автор(видео)https://youtu.be/Gstf7X5RmkMпо фольклоруГлазам своим не верил Горыныч спозаранку.Лишь вышел из пещеры, глядь – скатерть-самобранка.Уж потирает л
Дракон_Рассвета
09.07.2012 в 17:04
Эх-х...Побольше б таких...
Fire_dragon
09.07.2012 в 16:16
согласен, 10-ый просто
Маленький рассказ про девочку и дракона
Catcatiko
24.02.2018 в 14:28
@DragonDice особенно в средневековье
Гость
08.06.2011 в 19:53
хмр.. не все люди поголовно, может быть, но большинство согласен.
Гость
16.05.2011 в 17:29
дааа,прочитал - кул тема. Норм рассказы начинают появляться. СпС автору
Ночь рождения
Catcatiko
23.02.2018 в 15:31
@White_Dragon не логичные убийства
Catcatiko
23.02.2018 в 15:15
@Стражница теп что на этих 6 страницах все драммыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы уже бесит но норм но хватит глубогово смысла и фан нужет
Алхэнн
08.06.2011 в 21:47
вот именно, а то какие-то крепости штурмовать, нести потери(одна гибель четырех драконов от залпа мага чего стоит) и завоевывать победу и преимущества каким-то ''темным'', мотивов драконов-предателей
0 10

ПО ТУ СТОРОНУ СНА. Сон седьмой. Он говорящий??!! (Часть 3)

Опубликовано 14.07.2012 в 18:14
За всей этой бредятиной я как-то позабыла о своём головокружительном полёте. Что-то многовато на меня событий сегодня свалилось, чересчур многовато. Аж дурно становится. Надо всё это спокойно обмозговать. «Сила земли» – странно: «земля» в смысле «почва», или и почва, и трава, и животные – всё вместе? Всё, я запуталась капитально. В голове – целый клубок мыслей, и где искать конец этой нити, чтобы добраться до её начала? Всё, я устала, не могу больше!
Поднявшись, я поплелась к дому. Дойдя до деревьев, плюхнулась на траву под наш пышный, высокий клён напротив наших окон. Сил забраться домой через балкон совершенно не было, да и домой не хотелось. И вообще – надо подремать.
Я легла, положила голову на передние лапы, но не задремала, а начала наблюдать за людьми: спешат все куда-то, суетятся. Ходят туда-сюда, от остановки – во дворы, из дворов – на остановку, идут гулять на площадь, на рынок, в магазины. Выходят из транспорта, садятся в него. Суета… Вся наша жизнь – бессмысленная суета, если задуматься. Вот утро: встаёшь, умываешься, позавтракаешь – и на работу или на занятия, потом едем обратно в четыре стены. Приходим, приводим себя в порядок, готовим ужин, едим, убираемся, пару часов отводим на телек – и баиньки, а завтра – всё заново. И так – изо дня в день…
«Аааррх, – зевнула, – скучно жить-то вот так. Кстати, сколько сейчас времени? Если люди спешат домой, значит – часов семь, наверное».
Я прищурилась, пытаясь разглядеть часы над магазином «Ассорти» сквозь листву берёзы, которая росла возле дороги: «Вот распушилась – ничего не видно! Весь обзор загородила». Приподняла голову и снова всмотрелась: 18.46 – я почти угадала. Спать рановато – встала часа два назад, но устала, будто не отдыхала суток двое. «Ладно, хватит валяться, вставай и займись чем-нибудь полезным, – сказала сама себе, тяжело вздохнула и поднялась на ноги. – Хватит лениться, время идёт, скоро просыпаться, а я ещё ничего интересного не узнала, кроме… аааарх… той чуши про землю».
Я собрала все оставшиеся во мне силы, пробежала несколько шагов, разминая крылья. Один взмах – и я в воздухе, планирую над берёзами, задевая их макушки лапами. Выше подниматься пока не хочется.
Подо мной медленно проплывала площадь с гуляющим людом, потом – рынок. Чуть правее – строящийся храм, а дальше на север – улицы, где я обычно гуляю со своей собакой, такие родные и любимые. «Возьму-ка чуть выше, а то эти злосчастные провода… не хочется в них врезаться». Ещё пара взмахов – и я выше девятиэтажек, а здесь мне никакие провода не страшны.
Солнце тихонько клонилось к западу, удлиняя на земле тени, но всё ещё сияя в небесах и грея в полную силу, как и положено солнцу в обычный летний день.
Оказывается, восходящие от земли потоки тёплого воздуха прилично экономят силы. Я просто лежала на воздухе и практически не махала крыльями, лишь изредка ими пошевеливая, чтобы скорректировать траекторию своего полёта. Так вот, значит, как стрижи спят! И правда – хорошо: будто на перине – мягко и удобно. И сильно расслабляет. Тело прямо-таки наслаждается таким полётом-отдыхом. А если совсем не шевелиться, возникает ощущение, будто лежишь на тёплой волне, и она колышет тебя, перенося с одного гребня на другой, то вознося кверху, то плавно опуская вниз.
О, а вот и «великан» – единственный в нашем районе дом в 16 этажей. Его видно практически с любой улицы. «А ну-ка…» – я пересилила свою лень и от одного резкого взмаха крыльев оказалась на уровне 16-го этажа. Дааа, места тут, на крыше, в обрез: практически всё пространство занимает сигнальная башня с мигающими по ночам огнями для вертолётов, чтобы ненароком не врезались. И тут же – десятка два спутниковых антенн по краям крыши. Я высмотрела подходящий клочок свободного для приземления пространства и аккуратно спикировала на него, стараясь не задеть хвостом и крыльями антенны, которые, как мне показалось, были прикреплены, прямо скажем, так себе и держались на честном слове.
С башни со свистом сорвалась стая пестропёрых испуганных голубей. «Аааа, значит, вы меня видите! – ехидно ухмыльнулась я. – Не всё вам здесь толочься, теперь моя очередь». Аккуратнейшим образом уселась среди креплений и антенн и глянула вдаль – ооо, какая красотища! Вся окрестность была залита золотом июньского солнца. Нежно-голубая дымка на западе скрывала от глаз чёткую линию горизонта.
Рядом с городом – Берсеневка: этой высоты казалось, что это совсем небольшое село. За ним виднелась свежая зелень молодых всходов на полях, разделённых узкими, в несколько рядов, берёзовыми посадками. А вот и дорога в сторону Москвы – тоненькой змейкой вьётся до самого горизонта, скрываясь в таинственной голубовато-сизой дымке.
«Дааа, вот она, Русь-матушка с её безграничными просторами», – вздохнула я. Эта даль меня завораживала и манила к себе, рисуя в моём воображении разнообразные великолепные ландшафты.
Я глянула на лазурное небо: легкие пушистые облака изредка проплывали небольшими островками белоснежной ваты. Казалось, будто её нарочно разбросали то тут, то там по всему небу. А что если мне снова… ещё разочек… попробовать взлететь… в ту самую высь? Попытка – не пытка; ветер, вроде бы, успокоился, да и страх как-то сам по себе исчез куда-то. Усталость тоже как рукой сняло. А, была – не была!
Я потихоньку встала и, готовясь к прыжку, вжалась в крышу всем телом. Со всей силы, словно пружина, оттолкнулась всеми лапами и устремилась вверх. Почувствовала, как потоки тёплого воздуха помогают мне в подъёме. Затаив дыхание и замерев на мгновение, взглянула вниз: высота была, пожалуй, та же, что и в прошлый раз, а, может, даже и больше. Прислушалась к себе – ничего, паники нет, только безграничное желание лететь. Как быстро высота в 50 метров перестала меня пугать! «Странно: совсем не боюсь, надо же! Ну, лететь, так лететь!» – и я рванула вперёд с такой скоростью, что мне показалось, будто смогла бы сейчас обогнать скоростной поезд.
Не обращая внимания на пропасть под лапами, стремглав понеслась вдаль – туда, где солнце заканчивает свой дневной обход Земли. Казалось, я летела прямо на него: ярчайший солнечный свет лился на меня с такой силой, что мне поневоле пришлось свернуть в сторону, чтобы напрочь не ослепнуть. Я крутанулась в воздухе пару раз вокруг себя, пробуя, как у меня это получается, и как меня слушаются мои крылья (а ничего, голова, вроде не закружилась, тело не дрожало), и ринулась вниз, испытывая свои нервы на прочность. Сердце заходилось от дикого восторга. «ДААА!» – взревела я что есть силы, и тут же подавилась воздухом, который с силой ударил мне в глотку.
Замедлив скорость и прокашлявшись, я решила на сегодня больше не лихачить, а то к хорошему быстро привыкаешь, а потом приходится отвыкать, а это неприятно – примерно так же, как отвыкать от шоколада, который ты любишь всю свою жизнь.
Да уж, скорость затягивает. Хорошо, что ветра сейчас нет, а то в прошлый раз я прямо-таки чувствовала себя осиновым листочком, который ветер всё время треплет на ветке и старательно пытается оторвать и унести в неизвестном направлении.
Взглянула вниз: подо мной лес и поля – минуточку, а где же город? И куда меня занесло? Надо вспомнить: сначала я полетела на запад, потом – на север, потом – левее, правее… Чую, я заблудилась. Одного не лучше другого: то боюсь, то потерялась вконец. Вот незадача! Я нахмурилась.
«Так, запах: мой нос меня никогда не подводил», – я закрыла глаза и стала внюхиваться в воздух. Так-так-так… чую, чую… Да, я его нашла, этот ни с чем не сравнимый, милый сердцу аромат дома, родного дома. Поляна с клевером, раскалившийся к вечеру асфальт и… и… похоже… шашлычком потянуло? «Да, остатки прежней роскоши! Его лавка давно закрылась – поздно уже, – сердито подумала я. – Вот он, запах родного города. Интересно, а как далеко меня занесло? Точно, надо лететь на юго-восток, точно – туда! – Я метнулась в ту сторону, куда звал пойманный мной запах. – Ну, и напоследок надо погонять!».
Воздух свистел у меня в ушах, подо мной стремительно проносились поля и посадки, какая-то крохотная речушка, лесок и заброшенные дачи с заросшими по самые крыши домиками. Снова поля. А вон вдали показался мой город: яркие пяти- и девятиэтажные дома, раскрашенные в бело-оранжевые цвета, казалось, приветливо встречали меня. Ну, вот я и дома! Это уже знакомая мне местность. Надо опуститься пониже.
Снова крутанувшись в воздухе, я спикировала вниз, промчавшись над блестящими оцинкованными крышами коттеджей Берсеневки. Знакомый с детства запах села на секунду отвлёк моё внимание, и я пролетела немного дальше своей поляны. «Не отвлекаться на пустяки, пора домой!» – скомандовала сама себе, резко развернулась и начала спускаться.
Я мастерски спикировала на душистую траву, словно всю свою жизнь умела летать, а ещё два часа назад готова была штопором ввинтиться в землю самой моськой. «Уф, вот это разминка, я понимаю!» – я захохотала в восторге от собственного успеха. Эх, сейчас бы… Хотя нельзя: напугаются! А, нет, меня же никто не видит. Тогда…
«АААРРРГРХХ!» – во всю глотку зарычала я, испуская страшный громоподобный рёв: нечто напоминающее рык тигра, льва, рёв слона и бешеного быка вместе взятых. Ого, ничего себе, аж сама испугалась! Вот это голосище, вот это лужёная глотка! От моего рёва сработала сигнализация у стоявших вдоль дороги и в близлежащих дворах машинах. Они так противно орали, визжали, выли и скулили на все голоса, оповещая своих хозяев, что их всех сразу вдруг побеспокоили, что я тут же пожалела, что зарычала.
Свой голос я слышала, а вот рык – нет. В конце концов, я же должна была себя послушать. «Ну, что ж, неплохо, скажу я вам, совсем неплохо», – подумала я и, довольная, отправилась домой. Ой, а, кстати, чего это все люди остановились и озираются по сторонам?
Машины понемногу стали умолкать, владельцы торопились угомонить их. Я осторожненько, чуть не на цыпочках, с видом нашкодившего кота прокралась к своему дому. Подпрыгнув, аккуратно юркнула в балконное окно, сразу приняв человеческий облик. Стояла и наблюдала за происходящим на улице.
Машины практически все замолчали. Из мерзкой какофонии звуков остался один, самый противный, визгляво-скуляще-икающий. Как выразился один киношный мудрец, «Что за райская птица так прекрасно поёт?». О, наконец-то и она умолкла.
Люди потихоньку стали расходиться. Я стояла и напряжённо вслушивалась, о чём они говорят:
– …Да? Наверное, это был гром.
– Гром? А где же тучи?
– А, может быть, самолёт? Или какая-то фура, или ещё какой-то неисправный двигатель?
Ой, умора, не могу! Вы ещё скажите, что у пролетавшего мимо Боинга случились «газы». «Ха-ха-ха! Команда «Газы» дана для всех!» – расхохоталась я до слёз.
– Это твоих рук дело? – услышала я вдруг за спиной сердитый мамин голос. Она вопросительно и сердито глядела не меня
– Я вернулась! – Немного невпопад ответила я ей. – Нет, мам, не совсем рук, скорее – горла, – хихикнула я.
– Ты поаккуратнее маленько! Смотри, чего натворила: весь люд перепугала!
– А что такого? Ничего же не случилось, всё же в порядке. Это всего лишь у самолёта случились «газы», – еле сдерживая хохот, проговорила я.
Мама не выдержала и тоже рассмеялась. Я обняла её и моментально проснулась. И проснулась с улыбкой. «Да уж, шутница я, однако. Чего-чего, а юмора у меня – хоть отбавляй», – подумала я, вставая с кровати.
– Ты чего смеёшься? – спросила меня мама, – вот уже минут пятнадцать улыбалась во сне и что-то бормотала.
Она сидела в кресле, тоже ещё сонная, с любопытством меня разглядывая.
– Да что-то смешное приснилось. Кстати, а времени сколько? Ой, рановато, выходной же. Я, пожалуй, ещё посплю, – закатив глаза, я с наигранной ленью упала на свою кровать и накрылась одеялом с головой. – Что хотите, то со мной и делайте, а из-под тёплого одеяла я – ни-ни! Ммм, как тепло и уютно!
– Тогда двигайся. Сейчас мы с Филей сюда придём. Филя, идём Катю будить! Пошли, пошли, – сказала мама, выманивая из-под кровати давно уже проснувшегося пса. Он лениво потянулся с видом деловой колбаски, запрыгнул на кровать и начал подлизываться и толкаться, двигая меня к стенке и отвоёвывая, как всегда, всю мою территорию.
– Ну, Филя! – заворчала я, – такой, да? Ладно, я вам припомню! Всё, встаю. Встаю! Доволен?
Да, он вполне был этим доволен. Умостившись на тёпленькое местечко и укутавшись с носом в одеяло, он выглядел совершенно счастливым псом. Я чмокнула его в лохматую голову, тут же увернувшись от его намерения мне ответить как всегда лизком.
– Ха, я тебя сегодня обхитрила!
Он смущённо завилял хвостом и зарылся в мою подушку. Мама смеялась, наблюдая, как мы возимся.
– Пойдём завтрак готовить. Потом папу разбудишь. Кстати, заодно расскажи, над чем ты так во сне надрывалась.
– Ладно уж. Расскажу.
Сначала мне вовсе не хотелось ей ничего говорить о таком странном сне. А потом я подумала: «А хотя, что здесь такого? Ладно, без лишних деталей. Обыграю, пусть послушает», – и рассказала… Но, рассказывая свой сон, естественно, по понятным причинам я о МНОГОМ умолчала…
Она слушала, чуть не раскрыв рот от удивления.
– Вот такой вот сон…
– И правда – смешно! Довольно необычно…
– А я про что говорю!
– И странно к тому же…
– Не то слово. А теперь надо бы подкрепиться, а то после полётов я что-то проголодалась. Натурально: драконий аппетит разыгрался.
Мы снова засмеялись. Мама, конечно, была немало удивлена таким моим сновидением и сразу начала пытаться найти ему объяснение. Она даже полезла в Интернет, чтобы посмотреть, что означает видеть во сне дракона, а я скромно промолчала, что давно уже прочитала все статьи на эту тему. Проштудировав всё в Сети, что можно, она вынесла единственно верные, на её взгляд, толкования этого сна:
– Кать, ну, это точно к богатству. Или к удачному замужеству.
– К какому ещё замужеству? Я разве собираюсь замуж?
– Ну, сегодня не собираешься, вроде, а завтра – как Бог приведёт.
– Мам, отстань, пожалуйста. Я – птица гордая и вольная. Пока пинка не дашь – замуж не пойду. И вообще – вот когда встречу достойного кандидата – того-самого, – тогда и будем на эту тему разговаривать. И я ещё сначала на него посмотрю критически со всех сторон. Хочу любить и быть любимой, а без любви замуж не пойду, пусть он будет даже персидский шах! А сейчас отстань от меня с этим вопросом. Я ещё и не нагулялась как следует!
- А если без любви мужчина тебе предложит руку и сердце? - спросила она.
- А я подожду, когда мне предложат ногу и печень. Всё, отстань! - уже раздражённо ответила я.
– Ладно, ладно, не сердись! – миролюбиво сказала мама, и мы пошли на кухню.
После завтрака каждый из нас занялся своими делами. Я же постоянно думала о своём сне. Что бы всё это могло значить? Слова шмеля, не переставая, звучали в моей голове. Странно всё это, очень странно… Как у меня получилось оживить шмеля? Может, он просто был без сознания, когда ударился об меня? И поэтому ему показалось, что он умер? А как я смогла восстановить клевер?..
Да чего тут странного: всего лишь сон – не более. Мало ли что приснится. Хотя, обычные сны не снятся, закончившись вчера и продолжаясь завтра с того же момента, когда вчера проснулся. И всё такое реальное, живое и яркое…
…И как это понять, что во сне я не сплю? В каком это смысле? День ото дня не легче. И что ещё за сила земли? Чёрт возьми, я путаюсь каждый день всё больше и больше! «Так, надо подумать над этим как следует», – и я начала сопоставлять кое-какие факты из своей жизни…
…Сколько себя помню, я всегда старалась, гуляя с мамой, упросить её пойти в лес и погулять там. Я не любила играть вместе со всеми детьми и бегать по асфальту, гоняя мяч или прыгая в классики, а старалась побыть одна и любила ходить босиком по свежей траве.
Никогда не ломала веток с цветущих кустов или деревьев. Правда, любила собирать цветы. Но если сравнивать, какими охапками приносили их другие дети из леса…
…Деревья под нашими окнами сажали мы с мамой. Я была совсем крохой, лет пяти-шести. Мы пошли в лес, и я стала выдёргивать какие-то молоденькие тоненькие деревца. Потом мама мне объяснила, что лучше их выкапывать, а не выдёргивать, так как можно оборвать корни, и они погибнут. Но, тем не менее, ни у одного деревца корни я не оборвала: они были целёхонькие.
Помню, как мы принесли их домой. Маме стало жаль их выбрасывать: всё-таки дочка ТАК надрывалась, вытаскивая деревца из земли, хотя я вовсе и не надрывалась. Мы решили их посадить напротив нашего дома. Взяли лопатку, большое ведро с водой, маленькое ведёрко для полива, те самые маленькие деревца и пошли их сажать.
С тех пор прошло уже 15 лет, и сейчас пышные клёны и рябины радуют нас своими великолепными кронами, спасая летом гуляющих от полуденного зноя. Ах, да, забыла упомянуть: сколько маме пришлось потратить сил и нервов, чтобы отгонять чуть ли не каждый божий день от посадок детвору, которая норовила поломать тонюсенькие деревца на прутики. Потом эти самые прутики чуток подросли, и их стали ломать на палки-мечи, или просто так, только ради того, чтобы что-то сломать. Потом, когда я подросла, стала следить за деревьями сама. А теперь ужи никто не дотянется даже до нижних веток и не причинит практически никакого вреда этим великанам. Теперь летом под их кронами любят гулять мамы с маленькими детьми.
Осенью клёны стоят, покрытые листвой золотого цвета с проблесками бордового, а дымчато-зелёные листья рябин приобретают тёмно-вишнёвый цвет. Крупные гроздья их ягод радуют глаза. Зимой на эти ягоды слетаются большие стаи свиристелей и дроздов. Изредка наведываются и снегири, и на целую неделю наступает настоящий птичий базар. А весной зацветает черёмуха, источая на всю округу чудесный, тонкий аромат – тот самый аромат, без которого весна постыдилась бы придти на Землю…
…Когда я закончила первый класс, учительница на лето раздала нам школьные цветы, чтобы дети за ними ухаживали на каникулах, пока в школе никого нет. Помню, как мне достался громадных размеров хлорофитум, или, как его просто и ласково называют в народе, «паучок». Он рос в литровом горшке и был до того пушистым, что когда я его, бедная и несчастная, пёрла от школы до дома, то совершенно не видела дороги перед собой, ориентируясь только по верхним этажам домов и верхушкам деревьев, которые еле-еле были видны из-за растопорщившихся во все стороны листьев цветка. Мне тогда показалось, что их длина доходила мне до щиколоток.
Притащив этого гиганта домой, я поставила его в комнате на подоконник, и он занял чуть ли не всю его поверхность, закрыв своими листьями почти половину окна. Он мне тогда жутко не понравился. Наверное, потому, что, когда я его несла, я раза четыре чуть не навернулась, запнувшись за что-то.
Позже мы его аккуратно пересадили в новый горшок со свежей землёй. В благодарность за это он у нас вскоре зацвёл, выпустив три длиннющих стрелки, покрытые небольшими беленькими цветочками. Потом вместо цветов появились новые детки-розеточки, которые свисали с концов длинных цветоносов. За это он мне позднее и понравился. И когда пришла пора нести его обратно, я не удержалась и срезала все детки, оставив их себе.
Вот, можно сказать, с тех пор и занимаюсь я цветами. В школе потихоньку тырила с разных растений крохотные отростки, которые, как ни странно, все принимались, росли и цвели. Мама мне ещё тогда как-то сказала: «Рука у тебя лёгкая, вот и растёт всё бурно»…
…Как-то в деревне пошли мы в лес за грибами. А я, как всегда не удержалась и выдернула из тяжёлой глинистой земли молодую берёзку ростом в 50 сантиметров. Мне, конечно, не повезло: я оборвала центральный толстый корень. У неё осталось два крохотных боковых хиленьких корешка.
Вернувшись домой и, несмотря на все протесты бабушки и дедушки, типа «она не пойдёт!», «погибнет!», «зачем?», «будешь только расстраиваться, глядя, как она погибает» и так далее, и тому подобное, посадила её в палисаднике у нашего домика. Мама с папой, кстати, ничего не стали возражать. То ли думали, что у меня всё равно ничего не получится, то ли просто решили мне не мешать издеваться над несчастной берёзкой.
Так вот, этот «прутик» после посадки не только не завял, а совсем наоборот: подтянулся за лето сантиметров на сорок. О, поверьте, я тогда ходила гордая собственным успехом! До сих пор не знаю, как ей удалось оправиться от этого потрясения – выдрали, корни оторвали, несли по жаре, воткнули в другую землю, залили, да ещё и притоптали почву, а под конец пригрозили, что если не примется – оборвут все листики и скормят козам. После таких слов она, похоже, решила не рисковать, а пойти в рост. Сейчас наша любимая берёза достигла восьмиметровой высоты. Она стала поистине великолепной! Закрывает своей шикарной кроной весь двор, затеняя его от полуденного жара. Во дворе стало просто чудесно. Кстати, таким же макаром позднее я воткнула ещё пару рябин и сирень. Поверьте, всё растёт и цветёт (тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! – сорри, если на Вас попало!)…
…А с сиренью вообще интересно вышло: как-то гуляли мы с девчонками в деревне. Вижу, сосед через несколько домов от нас выкорчёвывает огромную погибшую сирень. Вернее, её корни с многочисленными стеблевыми отростками, а рядом валяется десятка три веток – поросли, которую он срезал вдоль забора. Я не выдержала и подошла:
– Дядь Саш, а Вы чего это всё убираете?
– Да вот, дочка, вымерзла сирень-то наша, засохла, а пеньки-то торчат – некрасиво, вот и убираю.
– А зачем молодь всю тогда срезали? Оставили бы сильные, хорошие побеги – вот Вам и новая сирень. Через пару лет зацвела бы.
– Да ну её, надоело десять раз за лето эту дрянь вырезать! Лезет везде, уже в огород пробралась, – он сердито пнул валявшиеся рядом хлысты-побеги.
– Ага, ясно. А можно веточек козам взять?
– Да бери, жалко, что ль? Вон сколько этого добра.
Я схватила охапку гибких прутьев, бросила девчонок, только они меня и видели, и – бегом домой (естественно, сажать срезанные, без корней прутки). Бросила прутья перед домом и слала их разглядывать: «Нет. Нет. Снова нет. Не годится. Не пойдёт. Этот – тоже. И этот. И эта ветка сразу погибнет». Ещё десяток были отложены в козью пользу. «О, вот она! Эта точно примется!» – выбрала я из кучки такой же длинный побег, как все, ничем не отличавшийся от других. Тут вышли ко мне мама с бабушкой.
– Чем это ты тут занимаешься?
Я им рассказала о своей затее и показала ту ветку, что я выбрала для посадки:
– Вот эта! Она пойдёт в рост, я знаю!
Бабушка с мамой стали активно возражать:
– Да ты что, это же всё бесполезно! Только время потеряешь и силы. Они же срезанные, без корней, полдня лежали на солнце, – и прочее, и прочее…
Я, молча, сложила другие ветки козам в кормушку, обрадовав их таким деликатесом, а ту, единственную хиленькую палочку всё-таки воткнула. Ходила и каждый день смотрела на неё. И что бы вы думали? Она принялась. Откуда я знала, что она принялась? Я её раз десять вытаскивала из земли и глядела на срез – не появились ли корни. Короче: видать, крепко я её достала, и она решила, что не расти – себе дороже.
Из своей сирени я сформировала дерево, обрезав у неё все нижние ветки. Сейчас она выше меня уже раза в два, и каждый год цветёт всё пышнее и пышнее. А насчёт поросли дядя Саша был прав: приходится вырезать её раз по десять за сезон. Но это для меня не трудно.
Да, представьте себе, каково было удивление всех моих родных, когда они увидели, что моя подопытная пошла в рост. Единственное, что они мне тогда сказали:
– Ну, ты, блин, ботаник-агроном. У тебя прямо золотые руки!
– Ой, да бросьте вы, это же так просто! Я же ничего особенного не делала для этого, оно само всё растёт.
… Или делала, сама того не подозревая…
Так вот с первого класса и пошло, и поехало. Меня хлебом не корми – дай в земле поковыряться, с сорнячками там всякими да цветочками поэкспериментировать. Не получилось пошвыряться в земле – всё, день зря прошёл! Зато теперь у нас дома – райские кущи. Чего тут только нет! Кстати, мы очень-очень редко покупали цветы в магазине, а обычно, брали отростки у знакомых, или я выхаживала совсем погибающие экземпляры, которые были, казалось, обречены. После того, как я их приносила домой, они как-то в течение примерно месяца поправлялись и в дальнейшем прекрасно себя чувствовали. Не знаю, как это у меня выходит, но я как-то интуитивно, что ли, ощущаю, что нужно тому или иному растению. Неужели и вправду это… Да нет, бред!
… Я всегда тащила домой всякое зверьё – кошек, собак, а в деревне – ящериц, ежей и птиц. Естественно, родители были от этого не в восторге.
Ящериц, ежей и птиц я отбирала у мальчишек. Они первым отрывали хвосты, вторыми играли в футбол, третьим ломали крылья и травили на них собак. Весело, правда?
Так вот, ящерок я относила обратно – на гору, откуда мальчишки их приносили, ежей выхаживала. А один даже жил у нас дома целое лето: пил молоко из блюдца, чвакал, как кошка, пуская пузыри, трясясь и захлёбываясь от жадности, поставив передние лапки в молоко. Аппетитно хрустел сочными, жирными чёрными жужелицами, которых я вылавливала из-под деревянного настила во дворе, приподнимая доски (за что дедушка на меня регулярно ругался). По ночам ёж топал, а если его брали на руки, ворчал на всех, кроме меня, и только мне позволял себя гладить, прижимая колючки плотно к спинке и «тутукая» носом. А потом, когда он подрос, я его выпустила на нашем участке и ещё пару лет частенько видела у себя в огороде и возле дома.
С птицами, естественно, дело обстояло сложнее, выходить удавалось, к сожалению, далеко не всех. Вот такая у меня была весёлая жизнь. За это меня деревенская ребятня не любила – я ведь отбирала у них их любимые игрушки…
Вспомнив эти моменты из моего детства и передумав обо всём этом довольно подробно, я так и не пришла ни к какому конкретному умозаключению. Добилась только одного: голова моя начала гудеть так, словно в ней поселился большой шмелиный рой. «Нет, хватит думать. А то так и свихнуться недолго!» – приказала я сама себе и принялась за обычные повседневные дела.
Вечером я поливала свои растения и любовалась на очередной зацветающий, а совсем ещё недавно околевавший, цветок. Поливала и разговаривала с ними:
– Ну, мои дорогие, кто хочет пить? Сегодня у нас вкусняшка – лёгкое удобрение. Кому первому? Ах, ты мой красавчик ароматный! – и всё в таком духе.
Я не знаю, со стороны, наверное, это кажется смешным: стоит девушка с леечкой среди всякой зелени, трогает её за листья и ласково разговаривает с этой травой. И как-то сам собой напрашивается к этой девушке вопрос:
– О, Вы разговариваете с травой? А какую траву Вы сегодня курили?
Диковато, может, как-то, но я всегда так делаю. Они ведь всё чувствуют: и с каким ты настроением к ним идёшь, и с какими намерениями.
Поливая очередной фикус, я всё продолжала размышлять: «Сила земли, значит? Неужели, что-то и впрямь существует? Может, я на самом деде обладаю каким-то даром? Ведь не зря у меня всё принимается и растёт. Да нет, чистой воды совпадение! Я просто перелопатила горы всякой литературы по цветоводству: энциклопедии там всякие и руководства, практического опыта поднабралась – вот и всё, что может быть проще?».
И всё же меня многое смущало. Что-то здесь не так, я чую… Странное какое-то ощущение… А что если?..
Я поставила лейку на пол, оглянулась, нет ли мамы в комнате, и повернулась к цветам, обводя их взглядом. Погладила легонько каждый цветок по листочкам и остановилась на рослом деревце фикуса. Ну-ка… Закрыла глаза и поднесла руку к фикусу, не касаясь ладонью его листвы – ничего не чувствую… Ничего… Абсолютно… «Ой! Что это? Ничего себе!» – я внезапно ощутила, как мою руку окутало что-то мягкое, тёплое и воздушно-пушистое, но, в то же время, почти не ощутимое. Что это?
Я опять чуть повела рукой. Чувствую, я это чувствую! Мягкое и волнообразное «нечто» как бы окутывало растение и обволакивало мою руку, создавая ощущение чего-то живого и пушистого. И это «что-то» очень меня любило!
Я отдёрнула руку и открыла глаза – фикус стоял, как ни в чём ни бывало, всё так же раскинув пушистые ветви. И что это такое? Я потёрла руку – казалось, что она всё ещё находилась во власти цветка. Неужели это аура растения? И неужто я ощутила его энергетику? Но как? Возможно ли?
У меня по коже прошлась волна холодка и мелкими мурашками. Может, просто показалось? Ну-ка… А если… Я поднесла руку к рослой шеффлере. Не закрывая глаз, стала тихонько водить рукой над её пышной листвой, и тут же почувствовала тот же эффект. Хотя – нет: более ммм… как бы это объяснить… это было что-то более упрямое и вязкое, но светлое и бодрое. Вот, пожалуй, так правильнее сказать.
Я занесла руку над недавно принесённой из лицея лилией, которая там росла – вернее, еле-еле влачила жалкое существование, – в громадном горшке, в котором земля с добавлением песка и пенопласта давно превратилась в камень. Я выпросила лилию у своей преподавательницы, сославшись на то, что давно уже мечтаю о таком экземпляре. Та, конечно, удивилась, как я могла позариться на это несчастное существо с полутора листочками, да и те были на грани… Но всё же отдала, сказав вслед, что это всё напрасно: она погибает. Ох, сколько раз я уже такое слышала!
Так вот, я её принесла домой, тут же пересадила, еле-еле раскрошив окаменевшую землю и кое-как освободив её корни из этого плена, посадила в свежий мягкий грунт и поставила на подоконник.
Поднеся к ней руку, я ощутила, как от её луковицы идёт холод. Её как будто окутывал ледяной клубок или какой-то купол – такой неприятный, что мне начало колоть пальцы, и тут же я поняла, что она действительно погибает! Это было ощущение безысходности, смерти, как будто от неё ушло всё жизненное тепло, вся энергия. Лилия как будто сдалась, я ощутила это всем своим существом, и от этого мне стало не по себе.
Я опустила ладони, раскрыв их над луковицей, как будто защищала её от внешнего мира.
– Эй, ты что это, милая? Ты чего это? Неужели вот так вот сдашься? Посмотри, я ведь тебя оттуда унесла, пересадила с новую мягкую землю, поставила на свет, ну, а ты? Девочка, ну же, милая, постарайся! Тебе же здесь будет хорошо, я обещаю! Я о тебе позабочусь и никому не отдам! И ты у меня будешь самая красивая!
Я убрала руки от цветка, а спусти мгновение попробовала ещё раз ощутить её энергию. Рука снова наткнулась на ледяного «ёжика». Хотя… Хотя, что это? Нет, это уже не «ёжик». Вот это да! Тоненькая струйка тепла вдруг слегка коснулась моего мизинца! Практически неощутимая, но она была! Я её явно почувствовала. Она как будто робко пробивалась сквозь ледяную шапку.
– Ну-ну, милая, давай, ты должна жить! Я ведь хочу увидеть твои прекрасные цветы! – уговаривала я её, но отводя от неё руку. Под ладонью я ощутила слабое, робкое тепло – такое несмелое, что я каким-то чудом поняла: она боится… боится, что с ней опять вот так поступят.
– Ты моя красавица! Я знаю: все соседи будут завидовать нам, видя, как ты прекрасно цветёшь, – снова подбодрила я растение. – Я в тебя верю, ты сможешь, я точно знаю!
На секунду мне показалось, что я почувствовала чуть более мягкое и не такое холодное облако над ней и отвела руку. «С ума сойти можно – я чувствую свои цветы! Мало того – ещё уговариваю не кончать жизнь самоубийством. Вот я докатилась! – ошалело думала я, убирая из-под ног лейку и ведро. – А может, и мама то же самое чувствует? Она ведь не пробовала».
– Мам, можешь подойти? – крикнула я ей. – Я тебе кое-что покажу.
– Чего, Кать?
– Пойдём, пойдём, – интригующе произнесла я. Она вошла в комнату, вытирая руки о фартук. – Представляешь, я почувствовала биополе растений, их энергию.
– Уйди, не болтай!
– Я правду говорю! Вот фикус излучает такое мягкое тепло. Иди сюда и попробуй сама. Вот, руку давай сюда, – сказала я ей, занося её руку над цветком. – Чувствуешь?
– Нет, ничего вообще. А что должно быть-то?
– Ну, я не знаю, как мягкий клубок под ладонью – наподобие этого.
– Нет, Кать, не чувствую ничего.
– Ну, тогда вот у шеффлеры: у неё энергия сильнее, плотнее и упруже, – мама перевела руку с фикуса на шеффлеру.
– Нет, ничего я не чувствую, тебе просто показалось.
– Не-а, мам, нисколечко!
– Да, кстати, на кухне не забудь полить – там наверху кое-что уже подсохло.
– Ладно, – буркнула я разочарованно. Мама ушла на кухню, а я осталась растерянно стоять у цветов. Значит, мама не ощущает этого. Странно, а почему? Что это за способность у меня такая? Я словно чувствовала душу растения. «Это что, магия, что ли? – с усмешкой подумала я. – Нет, магии не существует, это просто сказки. Её и быть-то не может. Ну, это… это… просто… ну… эээ… я не знаю, как это объяснить… А, ладно, дел ещё по горло, чего я тут стою, рассуждаю?» – оборвала я поток своих рассуждений и принялась за дела.
В общем, день прошёл нормально, без всяких странностей, кроме этой. А так в целом – ничего, обычный день. Ложась этим вечером спать, я подумала, что, пожалуй, пока не буду заглядывать в свой сон. Мне пока что хватит потрясений за сегодняшний день и ночь тоже.
Я быстро уснула. И, правда, снилось что-то такое отвлечённое и приятное. В общем, когда я проснулась утром, была свеженькая, как огурчик – выспавшаяся и отдохнувшая. Голова была ясная, без всяких странных размышлений.
Я потянулась и подошла к окну, чтобы включить для цветов подсветку и минутку полюбоваться на них. Оглядывая свою зелень, я оторопела: что бы вы думали, я увидела среди своих цветов? Лилия – вот это да! Посреди двух вялых, старых, еле живых листьев торчал крохотный – в полтора сантиметра высотой – новенький листочек! Я от удивления открыла рот
– Ах, ты, моя умничка, – похвалила я её. – Вот молодец! А ещё кто-то вчера притворялся умирающим лебедем! Так держать!
Я поднесла к ней руку и попробовала что-нибудь ощутить. Представьте себе моё удивление, когда о ладонь ударился плотный, живой, тёплый и приятный комок энергии, идущей от самого центра луковицы – оттуда, откуда рос крошечный листик! От того могильного холода не осталось и следа.
– Молодчина, умничка, расти на здоровье! – ещё раз похвалила я её. Тут же снова вспомнились вчерашние размышления. Неужели это и вправду Магия Земли? Неужели это бывает? В наше-то время? В век высоких технологий? Я была в шоке. Ладно, не буду пока торопиться с выводами. Спишу пока что это на «так иногда бывает». Дааа… Я решила не заострять пока на этом внимание и не думать об этом, пусть все будет, как будет. Мне надо привыкать к этому постепенно…
Короткие декабрьские дни быстро проходили, сменяясь длинными ночами. Я жила обычной своей жизнью, стараясь не думать о моём сне. Но спустя полторы недели я ощутила... Да, я истосковалась по… Вы догадались, конечно, же – по полётам и высоте, по своей необычной внешности, которую могу принимать только там, во сне, и по всем тем странным вещам. «Что ж, настало время туда наведаться и узнать ещё что-нибудь новенькое, – подумала я, ложась спать. – Боже, что ждёт меня там сегодня? Какие ещё мне предстоит узнать особенности и способности? Может, я всё же найду ответы на свои вопросы? Интересно, смогу я сегодня попасть в свой сон-реальность? Или это вовсе не сон, как сказал тот шмель? Тогда что же это такое?».
За своими размышлениями я и не заметила, как закрыла глаза и, продолжая рассуждать, начала потихоньку погружаться в приятный сонный туман, который окутал меня серо-голубой дымкой и, к моему удивлению, плавно перетёк в тот самый сон номер восемь…
Сохранить на стену в социальных сетях
В
t
f
?
  • Комментарии
КараДраконесса
Не в сети
Вот это да... Красиво. Особенно про цветы. Как ты это чувствуеш? Это просто невероятно... И всё-таки, ты пробовала в реале превращаться? И если пробовала, то получилось ли у тебя?
14.07.2012 в 19:06
DragoNita
Не в сети
В реале у меня волосы дыбом встают, когда чувствую зло, негатив, тёмную энергию. Вот так вот и живу - в 2-х мирах. Теперь уже в большем их колличестве. В наш мир пока что не перетаскивала свою основную способность. Хватает того, что в другом делаю. Мне хватает тех шрамов, которые у меня проявляются из той реальности. Сейчас, естественно, уже почти не стала калечиться, а раньше вообще... Особенно когда только начинала делать первые шаги в столь необычном облике. Потом продолжу повесть, поймёшь о чём я.
14.07.2012 в 20:05
Дракон_Рассвета
Не в сети
Не советую перетаскивать-солдаты пришибут в первый же день.Ну а как всё же перетащишь-дык не жадничай-поделись с остальными-от тебя ж всё равно не убудет.
14.07.2012 в 20:10
КараДраконесса
Не в сети
Ну чему же, Дракон Рассвета, не советуеш? Учитывая то, что было раньше описано, её скорее всего попросту не увидят. А что, Драгонита, там такое делаеш? До сих пор ничего ужасного не происходило...
15.07.2012 в 15:27
Дракон_Рассвета
Не в сети
Иные реальности,иная физика,биоогия и т.д.И даже такая броня не защитит от очереди калибром 30мм.Учёные-это ладно,а вот солдаты церемониться не особо станут.И кстати я бы их понял-да просто какая мысль первая,если видишь непонятно откуда взявшееся существо,а у самого оружие?Это уже даже не приказ-тупо инстинкты.Выглядит опасно-стреляй и ни о чём не думай.Как говорилось в том фильме:
-Убей всех.На небесах отличат праведников от грешников.

Тем более опять-таки ЗДЕСЬ невидимость создать просто невозможно.Максимум можно перекраситься под окружение,но такое сможет вычислить любой.
15.07.2012 в 15:35
КараДраконесса
Не в сети
Нет ничего невозможного. Конечно, абсолютной невидимости у живого материального объекта быть не может, всё равно будет видна тень и следы "объекта", да и масса никуда не исчезнет... Но вот чтобы сам объект не был виден, лично я думаю, вполне можно сделать.
15.07.2012 в 15:41
Дракон_Рассвета
Не в сети
Полностью скрыть не выйдет.В крайнем случае всё равно остаются искажения воздуха.Ну и там приборы всякие.Органику радаром засечь проблематично,это да,но есть ещё всякие там тепловизоры,ПНВ поможет тоже,ну и биоэнергетические сканеры-от них вообще не укрыться.Правда они редкие и в военных целях ещё не применялись.
15.07.2012 в 15:50
Дракон_Рассвета
Не в сети
А насчёт невозможного-физику учи.Всё,что противоречит хоть одному понятию-невозможно.
15.07.2012 в 15:51
КараДраконесса
Не в сети
У меня 5 по физике .
15.07.2012 в 16:12
Дракон_Рассвета
Не в сети
Ну вот-значит на равных,а потому должна отличать возможное от невозможного.Что-то возможно,но лишь при особых условиях.Вспомни сверхпроводники хотя бы.
15.07.2012 в 16:16